Гибридный антисемитизм. Почему Дорогожичи не стоит переименовывать в Бабий яр

Предложение переименовать станцию киевского метро “Дорогожичи” в “Бабий яр” ставит киевскую власть в не очень удобное положение. Отказать — значит рискнуть быть обвиненным в антисемитизме, согласиться — стать антисемитом на самом деле.

Об этом сообщает Роспрес


Обращение общественной организации Мемориальный центр Холокоста “Бабий яр” о переименовании киевской станции метро было публично озвучено и направлено на имя киевского городского головы Виталия Кличко как-то неожиданно и без очевидного на то повода. Казалось бы, станция метро “Дорогожичи” функционирует уже 20 лет, и вдруг 11 февраля 2020-го в столице заговорили о возможном переименовании. Однако, если присмотреться к ситуации повнимательней, то оказывается, что есть и повод, и причина инициировать переименование именно сейчас.


Дело в том, что Мемориальный центр холокоста “Бабий Яр” — организация, финансируемая, помимо прочего, бизнесменами Михаилом Фридманом и Павлом Фуксом, у которых кроме серьезных активов в России до недавнего времени были и российские паспорта. К тому же не так давно директором Украинского института национальной памяти был назначен Антон Дробович, в прошлом — руководитель образовательных программ “Бабьего яра”. Как видим, для успешного переименования именно сейчас все сложилось очень хорошо. В этом году в России будут праздновать главный праздник пятилетки — 75-летие “Великой Победы”, и переименование в Киеве оказалось бы к этой круглой дате очень кстати, особенно в контексте возможных “компромиссов по Донбассу” и плавного сближения нынешней украинской власти с “русским миром”. А наличие в украинском Институте национальной памяти заинтересованного лица в виде Дробовича дает инициаторам переименования уверенность в поддержке от “профильного” в этом вопросе органа власти.


Свое желание видеть на карте столицы станцию метро “Бабий яр” в мемориале объяснили достаточно предсказуемо. Дескать, “такой шаг станет данью памяти и уважения к героизму всех жертв Бабьего Яра, а также всех пострадавших от этой страшной трагедии”. По словам генерального директора Мемориального центра Макса Яковера, в СССР “упоминания об этих событиях подвергались притеснениям и замалчивались”, но современная Украина встала на путь демократического и европейского развития. “Именно поэтому, используя лучший мировой опыт комеморации, необходимо положить конец позорной практике забвения”, — подытожил он, а в качестве дополнительно мотивирующего аргумента пообещал, что “Благотворительный фонд также готов покрыть финансирование всех мероприятий и работ, которые необходимо будет осуществить в связи с переименованием станции метро “Дорогожичи”.


Казалось бы, идея увековечивания памяти жертв одного из самых чудовищных преступлений в истории человечества благородна и чиста, но киевляне почему-то восприняли ее с серьезной долей скепсиса. В интернете тут же появились хохмочки “Шановні пасажири, наступна станція “Бабин яр” — кінцева”, “Виходячи з вагону залишайте свої речі” и тому подобное. И такая реакция многих киевлян не случайна, поскольку идея увековечить жертв Бабьего яра подобным вполне советским способом не самая лучшая.


Во-первых, ради “Бабьего яра” придется отбросить нынешнее название “Дорогожичи”, которое тоже несет в себе некую ценность исторической памяти. Мало того, что оно узнаваемое и уникальное, так еще и историческое. Местность, где сейчас расположена станция, так называлась еще с княжьих времен (первое упоминание в летописях за 980 год), и если станцию переименуют, то с большой долей вероятности историческое название в ближайшем будущем будет забыто.


Ну а во-вторых, и это куда важнее, закрепление словосочетания “Бабий яр” в разряде названий станций метро — это прямой путь к десакрализации этого понятия. Черный юмор, который вызвала у киевлян идея переименования, был связан как раз с тем, что “Бабий яр” устойчиво ассоциируется как раз с местом массовых казней и большой трагедии, а не с обыденной станцией метро. Ведь ни в каком другом контексте, помимо преступлений нацистов и Холокоста, это словосочетание не используется уже несколько десятков лет.


Если же “Бабьим яром” вдруг станет станция, которой каждый день пользуются сотни тысяч людей, достаточно быстро в их головах эти два слова будут ассоциироваться не с вполне конкретными картинками массовых убийств, а с толкучкой, эскалаторами, духотой и другими привычными картинами киевского метрополитена. И это приземленное и бытовое значение вытеснит сакральное, так что вместо увековечивания памяти жертв Бабьего яра будет достигнут ровно противоположный эффект.


Сегодня “Бабий яр” и “Холокост” — это практически синонимы. Так что назвать станцию “Дорогожичи” “Бабьим яром” — это приблизительно тоже самое, что переименовать станцию “Арсенальная” в “Голодоморную”. Соответствующий мемориал там, кстати, тоже очень близко, но если такая идея кому-то и придет в голову, то выглядеть она будет, мягко говоря, странной и больше будет напоминать кощунство, нежели увековечивание.


Так что предложение переименования “Дорогожичей” — это либо просто не слишком умная идея, сделанная по принципу “хотели как лучше, а получилось как всегда”, либо крайне хитрый гибридный антисемитизм с конечной целью дискредитировать саму идею мемориала жертвам Бабьего яра.


Виталий ДЯЧЕНКО


Джерело статті: “https://www.minprom.ua/digest/258905.html”

ТОП новости

Вход

Меню пользователя